Шекспир в кино: радикальные прочтения

Шекспир в кино: радикальные прочтения

Текст: А. Морева, И. Искендирова
Фото: Б. Гайдин и Т. Сакулина
Видео: выражаем благодарность Борису Гайдину за видеозапись мероприятия

Уильям Шекспир является одной из центральных фигур западного литературного канона. Неудивительно, что с самого момента зарождения кинематографа произведения английского драматурга оказались востребованными как среди режиссеров, так и среди зрителей. Такой мыслью открыл круглый стол известный киновед А.М. Шемякин (МГУ, НИИК ВГИК).

Постепенно шекспировские тексты стали частью массовой кинокультуры: уже более века адаптации пьес не сходят с экранов. За это время был сформирован своеобразный кинематографический канон, центральное положение в котором предсказуемо занимают фильмы, признанные «эталонными» (например, фильмы Лоуренса Оливье и Григория Козинцева). Параллельно с этим существует «другой» Шекспир, обнаруживающий себя на территории эксперимента, на границе культур, сообществ, языков медиа. Шекспировские тексты переносятся в реальность другой среды/эпохи, «присваиваются» субкультурами, радикально трансформируются и начинают независимое существование в киноверсиях. В рамках круглого стола участники обсудили, как средствами кинематографа конструируется «другой» Шекспир и каким образом трансформируется шекспировская театральность, вступая в диалог с системами других искусств и современными медийными инструментами.

По данным интернет-кинобазы IMDb, число фильмов по мотивам произведений Уильяма Шекспира достигло уже 1245. На сегодняшний день наиболее экранизируемой пьесой является «Гамлет» (106 версий), за ней следуют «Макбет» и «Ромео и Джульетта». При таком огромном количестве разнообразных киноадаптаций возникает закономерный вопрос: что остаётся в них от шекспировского материала и уместно ли требовать от режиссера «верности оригиналу»?

Организатор круглого стола П.Ю. Рыбина (МГУ) полагает, что фильмы следует рассматривать не столько в связи с произведениями драматурга, сколько в диалоге с существующей кинотрадицией. На примере фильмов «Гамлет идет в бизнес» (реж. Аки Каурисмяки, 1987) и «Гамлет» (реж. Майкл Алмерейда, 2000) докладчик продемонстрировала преемственность адаптаций и рассказала об интертекстуальном подходе к их анализу, обозначив важность режиссёрской игры с двумя режимами восприятия – зрительским и читательским.

Б.Н. Гайдин (Московский гуманитарный университет) отметил, что кинематографисты ориентируются не только на «шекспировские» фильмы, но и на всю национальную традицию в целом. С этой точки зрения, фильм «Мой личный штат Айдахо» (реж. Гас Ван Сент, 1991) является одновременно и адаптацией исторических хроник «Генрих IV» (1 и 2 части) и «Генрих V», и типичным американским роуд-муви. Ещё об одной картине, в которой «национальное» выходит на первый план и трансформирует шекспировский текст, рассказал И.А. Рыбко (РГГУ). Фильм «Бесплодные усилия любви» (реж. Кеннет Брана, 2000) погружает героев комедии в атмосферу мюзиклов золотого века Голливуда с примесью джаза и современной поп-культуры.

Важность исторического контекста в понимании адаптации отметил А.И. Апостолов (МГУ, ВГИК). Он проследил судьбу образа Гамлета в советской кинотрадиции, сосредоточившись на «эталонной» версии трагедии Шекспира Григория Козинцева (1964) с Иннокентием Смоктуновским в главной роли. Дальнейшую историю бытования мема «гамлетизм» в отечественном кинематографе Апостолов анализирует на примере «профанных» реплик («Берегись автомобиля» Э. Рязанова, 1966; «Преферанс по пятницам» И. Шешукова, 1984; «Гамлет XXI век» Ю. Кары, 2010; «Изображая жертву» К. Серебренникова, 2006).

Д.А. Иванов (МГУ) на примере пьесы «Двойное вероломство» показал, что процесс адаптации интересно проблематизировать не только в связи с переводом произведения на язык кино, но и в историко-литературной перспективе. В докладе прослеживается история (пере)создания «Двойного вероломства» (Дж. Флетчер, Л. Теобальд) и подчёркивается подвижность ориентиров в понимании авторства пьесы, включённой, наконец, в официальный шекспировский канон.

В докладе А.А. Евдокимова (МГУ) продемонстрировано, каким образом создатели фильма «Цезарь должен умереть» (реж. Витторио и Паоло Тавиани, 2012) напрямую связали Шекспира с современной действительностью. Эта документальная драма посвящена реальной постановке трагедии «Юлий Цезарь» в римской мужской тюрьме «Ребибия». Такой приём позволил режиссерам подчеркнуть важную для них мысль: участие в театральных практиках способно трансформировать человека. Ту же тему преображения с помощью театра в фильме «Красота по-английски» (реж. Ричард Эйр, 2004) выделила И.М. Искендирова (МГУ). В нем постановка трагедии Шекспира «Отелло» становится площадкой для игры гендерными стереотипами, позволяет персонажам отрефлексировать способы репрезентации феминного и маскулинного.

Еще один вид театрального искусства был в центре внимания Е.А. Калининой (МГУ). Сосредоточив внимание на балете Анжелена Прельжокажа «Ромео и Джульетта» (в киноверсии А. Тарта), докладчик продемонстрировала механизмы превращения классической трагедии в хореографическую антиутопию. Музыкально-сценографические решения постановщика – основа интригующего процесса, в котором шекспировский материал становится отправной точкой формирования новых художественных смыслов.

Сегодня классические тексты нередко становятся частью масштабных, трансмедийных проектов. О новых функциях, которые наследие драматурга выполняет в современном медиапространстве, рассказала А.С. Морева (МГУ). Уделив внимание проекту Британского Совета Shakespeare Shorts, участникам которого предложено переосмыслить сюжеты знаменитых пьес в формате короткометражного кино, докладчик рассказала, как был организован показ этих фильмов во время ярмарки интеллектуальной литературы Non/fiction (Москва, 2016).

Тенденцию к редукции, своеобразной инволюции, сворачиванию к простейшим элементам ради выживания, А. М. Шемякин считает ключевой в современном кинопроцессе (это имеет непосредственное отношение и к адаптационным практикам). А.А. Новикова (НИУ ВШЭ), напротив, с ним не согласилась и высказала уверенность в том, что упомянутые тенденции к упрощению явлений одного медийного инструмента (кино) не всегда означают «упрощение» в свете трансмедийного бытования текстов. Для проблематизации существования наследия Шекспира в мировой культуре докладчик предлагает, сославшись на работы Л. Мановича, пользоваться термином «база данных». В качестве положительного примера коммуникации с «базой данных» классики обсуждается такая образовательная инициатива как лонгрид (интернет-публикация, включающая в себя текст и различные мультимедийные элементы). Один из лонгридов, посвященный постановкам «Гамлета», явился иллюстрацией интереса студентов медиа-факультетов к классическому материалу, а значит ещё одним подтверждением витального потенциала самого материала (в разных медийных средах).

Важный вклад к дискуссию внёс В.С. Макаров (ПСТГУ), предложивший рассмотреть ещё один медийный образ шекспировского материала — видеоигры. Рассказав о нескольких подобных проектах, докладчик подчеркнул, что его интересует, как визуальное (в том числе кинематографическое) и текстуальное взаимодействуют в компьютерной игре, в частности, в рамках модели Дж. Марри (immersion – transformation – agency).

Выход Шекспира за пределы литературы и кино позволил участникам дискуссии обсудить тему адаптационных практик в современной культуре в целом, не ограничиваясь лишь одним медийным инструментом. Таким образом, мероприятие переросло формат круглого стола, а разговор получился намного шире, чем изначально задумывался.

Программа

11:00 Открытие круглого стола

11:10 – 11:30 Шемякин А. М. (МГУ, НИИК ВГИК) Классика как масскульт. Заметки к теме

11:40 – 12:00 Новикова А.А. (НИУ ВШЭ) Шекспир как «база данных»: от кино к трансмедиа

12:10 – 12:30 Гайдин Б. Н. (Московский гуманитарный университет) Шекспир в кино 1990 – 2010-х годов: национальное и глобальное

12:40 – 13:00 Апостолов А. (МГУ, ВГИК) «Гамлетизм» послевоенного отечественного кино: от Козинцева до Серебренникова

13:10 – 13:30 Рыбина П. Ю. (МГУ) Радикальные киноадаптации «Гамлета»: где искать оригинальный текст? (на материале фильмов А. Каурисмяки и М. Алмерейды)

13:40 – 14:00 Перерыв

14:00 – 14:20 Иванов Д. А. (МГУ) Шекспир и «Двойное вероломство»: адаптация адаптации

14:30 – 14:50 Макаров В.С. (ПСТГУ) Шекспировские виртуальные миры: кинематограф и компьютерные игры

15:00 – 15:20 Евдокимов А. А. (МГУ) Тюрьма и сцена: «Юлий Цезарь» У. Шекспира в фильме братьев Тавиани «Цезарь должен умереть»

15:30 – 15:50 Калинина Е. А. (МГУ) «Ромео и Джульетта» А. Прельжокажа как хореографическая антиутопия (на материале фильма «Ромео и Джульетта», реж. А. Тарта)

16:00 – 16:20 Перерыв

16:20 – 16:30 Искендирова И. М. (МГУ) «Отелло» У. Шекспира как средство обретения гендера (на материале фильма «Красота по-английски»)

16:40 – 16:50 Рыбко И. А. (РГГУ) «Бесплодные усилия любви» К. Браны: история одной неудачи?
17:00 – 17:10 Морева А. С. (МГУ) Шекспир сквозь призму современного короткометражного кино