Литература и звукозапись

Кафедра общей теории словесности филологического факультета МГУ

Исследовательский проект «Антропология звука»
Серия семинаров
ЛИТЕРАТУРА И ЗВУКОЗАПИСЬ
21 апреля и 12 мая 2017 г.

С момента своего появления в конце XIX века звукозапись стала активно использоваться в самых разных областях человеческой деятельности — в том числе и в артистических практиках. Пожалуй, самый очевидный пример творческого использования звукозаписи — это музыка, в особенности популярная. Однако роль звукозаписи в становлении и трансформациях ландшафта словесно-художественного творчества в XX веке намного шире.

В рамках двух встреч в этом семестре мы хотели бы сконцентрироваться, во-первых, на звукозаписи как продуктивном механизме познания и организации художественного мира (доклад А. Рясова); во-вторых, на ее роли в становлении поэтических практик и теорий (доклады Е. Белавиной и В. Золотухина); а в-третьих — на ее роли в функционировании творческих сообществ (доклад Л. Разгулиной).

Каждая из встреч включит в себя два доклада и дискуссию и продлится полтора часа.

Первая встреча
21 апреля 2017
16:30, ауд. 1063

❶ Беккет и феноменология звукозаписи

Анатолий Рясов
философ, писатель, музыкант

Точкой отсчета для разговора на эту тему может стать пьеса «Последняя лента Крэппа» (1958), представляющая собой диалог героя и магнитофона. Столь иллюстративно проблема звукозаписи не встает ни в одном другом тексте Беккета. Однако тема взаимоотношения между письмом и звуком проходит красной нитью через все творчество писателя — как раннее, так и позднее. Его герои вслушиваются в раздающиеся из прошлого голоса, в зовы умерших, в шум моря, ветра, дождя.
Их особенно привлекает на грани его исчезновения, почти неотличимый от тишины и предстающий способом раскрытия мира. Можно говорить о расширенном, почти дерридианском понимании звукозаписи у Беккета: звук в его текстах становится элементом памяти.

❷ Звукозапись в теории и практике французской поэзии

Екатерина Белавина
к.ф.н, доцент Кафедры французского языкознания

Записи первых поэтов верлибра вели во Франции аббат Руссло и Фердинан Брюно (Archives de la parole, 1911—1914). Они сохранили для нас авторское чтение Гюстава Кана, Рене Гиля, Гийома Аполлинера, Андре Спира и других поэтов. Записи представляют собой не только художественную ценность: анализ этих данных лег в основу изучения ударения с позиций экспериментальной фонетики, и в дальнейшем — антропологии ритма Анри Мешонника (1932—2009).
«Ритм предшествует смыслу, не будучи ни его копией, ни символизацией, ритм несемиотически представляет субъекта», — пишет в своей монографии «Критика ритма» (Critique du rhytme, 1982) Мешонник, один из крупнейших современных французских стиховедов, теоретик языка, эссеист, переводчик и поэт.
Как работают со звукозаписью современные поэты? Что идет первым в творческом процессе: графическое представление ритма или звучание?
Мы затронем эти вопросы на материале произведений современных французских поэтов Себастьена Леспинаса и Ан-Джеймса Шатона, активно использующих звукозапись.